Жизнь, которую разделили... «15 минут»


Алла Подлужная
02.05.2018



Многие из начинающих кинематографистов начинают свой творческий путь с создания короткометражного фильма. Именно «короткий метр» - самая конструктивная возможность высказаться, проверить приобретенные умения, начать шлифовать мастерство, искать собственный стиль. Одни полагают, что «короткий метр» - стартовая площадка для большого кино, другие убеждены, что это наиболее подходящее поле для экспериментов. Есть и сознательные апологеты короткого метра, которые не изменяют и работают только в таком жанре кино. Мне кажется, что этот жанр - нечто наподобие «высшего пилотажа» для художника. Подробно и пространно рассказать на экране свою историю, погрузиться в подробности, несмотря на экранное время, доказывать мнение, не оглядываясь на определенные временные рамки, дают режиссеру соответствующие преференции и возможности. А когда собственную идею надо кратко и убедительно, ярко и эмоционально выложить за 10 минут и поразить зрителя, здесь нужна максимальная концентрация творческих способностей, чтобы результатом подтвердить справедливость известного афоризма: «Краткость - сестра таланта»

Молодой режиссер из Украины Марина Ковалевская пока определяется, присоединиться ли к когорте художников, представители которой способны поражать за несколько экранных минут, или использовать опыт работы с коротким метром для большого кино. И у нее уже есть убедительные свидетельства удачного старта. Марина Ковалевская, имея гуманитарное образование, полученное в Киевском университете им. Т. Шевченко, недавно закончила американскую New York Film Academy в Лос-Анджелесе (США). Обучение в известной школе, атмосфера Голливуда - центра мирового кинематографа, способствовала успеху украинской выпускницы. Ее короткометражная лента «15 минут» стала победителем Международного кинофестиваля Festigious Лос-Анджелес (США) в номинации «Студенческий фильм» и уже отобрана для участия в 6 престижных кинофестивалях мира.

Лента «15 минут» - кино авторское. Кроме режиссирования, М. Ковалевская выступила здесь и автором сценария. Как для первой отмеченной картины, здесь чувствуется уверенная, смелая режиссерская рука. Присутствует творческое чутье, знание природы кино, способность к развитию. Эти качества шлифовались в снятых во время учебы предыдущих короткометражных фильмах - «Кэсси», 2015, «Лжец», 2015, «Красота», 2017, «Некоторые вещи остаются неизменными», 2017, «Бар грехов», 2017.

Сюжетом для «15 минут» послужила вымышленная ситуация, своей реалистичностью приближенная к жизни. Как сценарист и режиссер, Марина Ковалевская ставит главного героя на пик экстремальных психологических переживаний. И через него размышляет над важнейшими моральными аспектами существования человека. В фильме нет какой-то определенной привязки к определенному городу или стране. Снимая именно так, режиссер подчеркивает общечеловеческое звучание темы.

Зритель сразу оказывается в пространстве действия, которое, как сжатая пружина, начинается на максимуме напряжения. У Лиама (Джеймс Артур Льюис) больна дочь, которая умрет без пересадки сердца. Донора нет. В состоянии крайнего отчаяния отец решает спасти своего ребенка и добыть сердце. Ему надо инсценировать автокатастрофу и получить у умирающего водителя другой машины сердце. Его брат Кейси (Эллисон Холл), водитель «скорой», должен подъехать на определенное место аварии и транспортировать столь необходимый орган. На все про все - 15 минут, столько живет сердце...

Завязка мгновенная. Лиам включает таймер, отсчитывает нужны минуты, зритель видит кадр, в котором только руки, которые нервно перебирают и сжимают руль. Телефонный звонок от жены усиливает своим тревожным звуком напряжение перед решительным моментом убийства. Но отвечать уже никогда, время пошло... Разгон автомобиля, скрежет тормозов, страшный звук столкновения, тишина. Неуверенными шагами Лиам идет к машине, в которую врезался, извлекает из нее мужчину (Кристофер Хазелхерст). Звонит брату, который уже должен быть здесь, и выясняет, что тот застрял в дорожной пробке и не известно, когда приедет... Напряжение достигает высоты. На показе места аварии режиссер особо не фокусируется, изображение экстерьера лаконичное, фактура цветов сдержанная. Отдельные детали разбитых машин, остатки стекла, красное пульсирующее мерцание фар в темноте, клубы дыма подчеркивают напряженную атмосферу тревоги. На подсознательном уровне возникает ощущение беды, катастрофы. Его поддерживает выразительный звукоряд с соответствующим музыкальным сопровождением. Такой фон лучше дает возможность сосредоточиться на переживаниях героя.

Камера работает в основном на крупных планах, фокусируется на интересном для кино образе - человеческом лице. На экране растерянное лицо Лиама, панические глаза. Параллельная история показана благодаря крупным планам Кейси, через реакции которого зритель узнает, что происходит на месте аварии. Кабина его «скорой» отсвечивает, мерцает, как бы пылает кроваво-красным цветом. Прозрачный намек на цвет ада? Камера фиксирует состояние героя. Лиам в отчаянии кричит, испуганный, раздавлен тем, что совершил, лихорадочно решает, что же делать ?! Актер предельно убедителен в своем ужасе, демонстрирует палитру эмоциональных переживаний, выразительных в пластике, жестах, мимике. Для контраста состояний и усиления впечатления режиссер использует чередование кадров четкого и расфокусированного изображения, наложение их друг на друга, применяет игру ближних и дальних планов. Это создает эффект подвижности эмоций, приближение и удаление определенного объекта дает возможность точно оценить его сущность. Так выразительно ведут свой визуальный «диалог» кадры лица Лиама и фотография семьи умирающего водителя, наглядно звучит мотив убийства, противопоставление жизни двух семей. Движение камеры по телу несчастного передает откровенную натуралистичность, что усиливает сожаление об этой невинной жертве. Лицо, залитое кровью, красные капли на светлой рубашке, обломок кости ноги, торчащий из разорванной штанины. Концентрация напряжения усиливается зримым образом секунд, которые тоже «умирают», уходят в небытие, исчезая с экрана таймера. Вместе с ними тает и надежда Лиама.

Кульминацией фильма становится сцена, где водитель, который пришел в себя, благодарит Лиама, не зная, что он его убийца. Для водителя это последний человек в последние минуты на земле. Кадр, где сжимаются их окровавленные руки в судорожном жесте, выводит эту историю на горизонт библейского мотива преступления и наказания. Развязка фильма потрясающая. Лиаму звонит Николь (Меган Дукет) с радостной вестью, что произошло чудо. Для их ребенка есть донорское сердце! Если бы Лиам ответил тогда, перед своей роковой поездкой, все сложилось бы иначе! Приходит прозрение, настоящее постижение того, что он совершил. И отчаянные крики «Прости» уже обращены не столько к мертвому водителю, лежащему рядом, они возвышаются в небо, к тому, кто вершит высший суд! Так проявляется главный нравственный императив режиссера, она стремится выяснить через сюжет фильма - противостояние двух тезисов: заповеди «Не убий!» и идеи примирения и прощения. Ее взгляд своеобразный. Несмотря на жестокость поступка финальным рукопожатием режиссер в определенной степени пытается примирить убийцу с содеянным. Но эмоционально открытый финал оставляет поле для возможности мыслей о покаянии и оправдании.

Решение подобных глобальных, мировоззренческих вопросов человеческого бытия будет всегда важным для культуры, их осмысление интересно для различных видов искусства, особенно кинематографа. Поэтому есть надежда, что талантливый поиск молодого режиссера Марины Ковалевской, сконцентрированный в убедительном материале короткометражного фильма «15 минут», будет иметь развитие и дальнейшую разработку и, возможно, воплощение в большом кино.

 

 




← Вернуться обратно



Оставить комментарий


 


ФИО *
Контактные телефоны
Текст сообщения *
Ваш e-mail *
captcha

Поля, отмеченные *, являются обязательными для заполнения